Архив новостей

Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Наши баннеры

Баннерообмен:

Правила комментирования

Присоединяйтесь к нам:

Слово в защиту человека с ущемленным достоинством

Достоинство — это такая нематериальная ценность, которая у некоторых людей кажется очень уязвимой. А бывает, что человек лишается достоинства, совершив тот или иной поступок, например, обмочившись. Но наш случай — совершенно иной. Человек с очень чувствительным, даже, наверное, можно сказать, нежным достоинством уже три года отстаивает его в судах. Имя этого человека — Юрий Караченцев, и автору этих строк захотелось помочь ему отстоять достоинство, честь и деловую репутацию.

Достоинство — дело сугубо интимное. Глядя на человека незнакомого, за редким исключением, мы сразу не можем сказать, каково его достоинство, есть ли оно, насколько ярко оно выражено. Даже длительный контакт с тем или иным лицом не всегда раскрывает эту тонкость. Кто из нас не любит литературных героев. К примеру, взять того же Шерлока Холмса (речь о нем пойдет дальше). Любить-то мы его любим, но создатель образа не дал нам никаких ссылок на размеры достоинства этого героя, он также не снабдил нас информацией о чести и деловой репутации персонажа. Что уже говорить о Докторе Ватсоне…

Однако, обо всем по порядку. На днях в квартире одного из активистов «Зеленого фронта», в прошлом — председателя нашей организации Игоря Рассохи, раздался телефонный звонок. Некая курьерская служба сообщила ему о том, что гражданин Гавриш Т.С. (если, разумеется, это не гражданка) отправляет ему пакет «с доставкой лично в руки». «Зеленый фронт» ведет активную переписку со множеством чиновников и депутатов, отстаивая экологические права граждан, защищая редкие виды растений и животных, борясь с незаконными рубками лесов, кражей чернозема, разорением недр и так далее. Поэтому получение пакета от человека с «громкой» фамилией не вызвало у нашего активиста никакого удивления. Чуть позже курьер явился собственной персоной к активисту домой. Расписавшись о получении замысловато склеенного полиэтиленового кулька, он отпустил курьера и познакомился с содержанием. Там находился… иск гражданина Юрия Караченцева к организации «Зеленый фронт» и автору этих строк, касающийся защиты чести, достоинства и деловой репутации. Сумма, которую решил отсудить у нас истец — 158688 отечественных гривень и ни копейкой больше. Как стало известно, параллельно в другом суде обладатель столь ценного достоинства пытается отсудить ту же сумму у жены своего соседа. А три года назад он судился из-за своего достоинства с односельчанкой, правда, тогда он оценивал эту нематериальную сущность в 25 тысяч гривень. Видимо, за истекший период величина достоинства увеличилась? Или ценность его выросла в разы, мол, «мал золотник да дорог» (народная пословица, не имеющая ничего общего с размерами материальных и нематериальных сущностей господина Караченцева, это я так, для предупреждения новых судебных исков)? Тем важнее защитить его от всяческих посягательств, чем мы сейчас и займемся!

Пакетик с иском. И зачем все эти хитрости?

Пакетик с иском. И зачем все эти хитрости?

Пакетик с иском. И зачем все эти хитрости?

Пакетик с иском. И зачем все эти хитрости?

Этикетка с пакетика

Этикетка с пакетика

Итак, начнем с материала на сайте «Зеленого фронта», на который подал в суд господин Караченцев. Называется статья «Наш ответ Шерлоку Холмсу» (http://www.zfront.org/nash-otvet-sherloku-holmsu/), а главные действующие лица этого повествования — Шерлок Холмс и… да, вы угадали, Доктор Ватсон. Созданный Конан Дойлем дуэт описан в статье на сайте на вполне законных основаниях. Дело в том, что справочная литература по журналистике содержит ссылку на такой жанр, как фельетон. Эта разновидность публицистики имеет следующие особенности: а) содержит гиперболы/обобщения/аналогии, в) обычно опирается не на фактические, подтверждаемые данные, а на гипотетические, придуманные самим автором обстоятельства, чаще всего, вызывающие смех, г) высмеивает те явления общественной жизни, социальной действительности и т.д., которые с точки зрения автора являются пагубными/позорными/несовершенными, используя при этом сатирические и юмористические приемы, д) в повествовании упоминаются, чаще всего, не реальные люди, а вымышленные персонажи, либо же собирательные образы, объединяющие в себе характеристики различных реальных людей, их недостатки. Фельетонисты разных времен довольно активно использовали этот прием: в своих произведениях они изображали известных литературных героев (того же Шерлока Холмса, Остапа Бендера, Профессора Преображенского, Капитана Немо и т.д.), попавших в ту или иную социальную ситуацию с целью наиболее яркого изображения нелепости или несправедливости этой ситуации, неправильности действий отдельных людей или организаций. В жанре фельетона успешно работали такие журналисты/литераторы как Аркадий Аверченко, Илья Ильф и Евгений Петров, Марк Твен, многие другие. Строго говоря, фельетон — это не совсем журналистика. Это нечто среднее между литературой (то есть искусством) и журналистикой (то есть повествованием на злобу дня, сообщающем об имеющихся в обществе проблемах).

Во всех курсах по журналистскому праву всегда говорится, что если вы написали фельетон, на вас никто никогда не подаст в суд. Действительно, если повествование, не содержащее имен, и выставляет кого-то в неприглядном свете, то этот кто-то предпочтет сделать вид, что он смеется вместе со всеми читателями. Ведь подача иска в суд превратит этого гражданина в посмешище — он попадет в двойственную ситуацию: если ему удастся доказать, что герой фельетона — именно он, то люди будут смеяться над ним, так как никто бы не догадался об этом без его «подсказки». А если он суд проиграет — то все будут смеяться над ним вдвойне: мало того, что он обиделся на произведение искусства, так еще и совершенно напрасно обиделся. Итак, в 2012 году в Харькове свершилось: был подан иск на фельетон, причем не содержащий имени человека, подавшего в суд. Иск на 158688 гривень и ни копейкой больше. Фанфары! Партийные бонзы так и не «прикрыли» Жванецкого, Хазанова, сегодняшние правители соседнего государства вынуждены терпеть Михаила Задорнова, а самодержцы — Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина и Александра Сергеевича Грибоедова, а здесь такое…

Вообще, у древних греков к искусству было несколько мистическое отношение. Они придавали ему то значение, которое позже средневековые граждане придавали священнодействиям, а нынешнее поколение — заседаниям парламента. Греки считали, что во время ознакомления с настоящим искусством у человека происходит экзорцизм — изгнание злых духов, очищение. Причем происходило это, по мнению древних, прямо в зрительном зале. А после просмотра постановки/прочтения книги/прослушивания концерта, уже дома, вспоминая услышанное/увиденное/прочувствованное, зритель/читатель/слушатель должен был переживать катарсис — просветление, очищение, улучшение, если хотите. Фельетон «Наш ответ Шерлоку Холмсу» был опубликован 9 марта этого года. Цель фельетона — экзорцизм в милиции, которая совершенно никак не отреагировала на стрельбу по окнам одного из наших активистов-лесозащитников. Увы, экзорцизм не состоялся — по сию пору никто за стрельбу не наказан, а правоохранители стесняются говорить на эту тему, как будто речь идет о сифилисе или геморрое. Катарсис, похоже, состоялся, но совсем не так, как это было в Древней Греции — харьковский врач Юрий Караченцев 5 сентября 2012 года подал в Дзержинский районный суд иск «Про спростування відомостей, що не відповідають дійсності і порочать честь, гідність і ділову репутацію позивача та відшкодування моральної шкоди». Почему именно Юрий Караченцев обиделся на фельетон, посвященный бездействию милиции — загадка природы. Может, была причина?

Слава Богу, что сэр Артур Конан Дойль не дожил до сегодняшнего времени! Иначе и на него подал бы в суд господин Караченцев, ведь уроженец Эдинбурга имел неосторожность кроме Холмса с Ватсоном описать в своих произведениях еще и доктора Мориарти, даже не упомянутого в моем фельетоне. А Юрий Иванович Караченцев, оказывается (цитирую исковое заявление): «директор Інституту проблем ендокринної патології ім.. В.Я. Данилевського, доктор медичних наук, професор, Заслужений діяч науки і техніки України… Крім того, позивач є Почесним громадянином Харківського району…» Но позвольте, скажете вы, при чем здесь давно умерший шотландский писатель? Сейчас поясню…

14 июля 2009 года в теленовостях «Медиапорт» вышел сюжет под названием «Лес на замок. Законно ли рубят деревья в Харьковском районе» (http://www.mediaport.ua/news/city/64628/les_na_zamok_zakonno_li_rubyat_derevya_v_harkovskom_rayone). Выходу этого сюжета предшествовала попытка оградить бетонным забором лес, расположенный между селами Октябрьское и Борщевая, группой «фермеров», один из которых — Юрий Караченцов. Также в этом лесу были замечены незаконные рубки, которые вызвали у местных жителей резкое неприятие. Дело в том, что лес этот — рукотворный, его создали в голодные 50-е сами жители сел, по собственной инициативе. Люди, стараясь защитить свое детище, обратились за помощью во все инстанции, в том числе и к этологам-общественникам (тогда организации «Зеленый фронт» еще не существовало). Этот телесюжет, выражаясь языком древних, вызвал «экзорцизм»: рубки леса на время прекратились, процесс возведения забора так и не начался. Но и «катарсис», к сожалению, был. Суду подверглась одна из невольных участниц съемок — молодая мама с коляской, случайно проходившая мимо телевизионщиков, отвечая на вопросы корреспондента, сказала (цитирую из другого искового заявления): «Виктория Страшко, местная жительница: «Не разрешают ни рыбу ловить, ни купаться и вообще сказали, если загородят лес, то с детьми нельзя будет ходить. Вообще никому ничего нельзя ходить… после приезда экологов вроде бы разрешил гулять и ловить рыбу, а до этого гонял и с пистолетом, творилось что попало». При этом она не имела в виду профессора Караченцева, о чем говорила сотни раз, а имела в виду совсем другого человека. Но доктор все-таки подал на нее, медсестру психиатрической больницы, в суд, потребовав 25 тысяч морального вреда. Подробнее о том деле можно почитать здесь: http://www.hr-lawyers.org/en/index.php?id=1265035383, http://banda.in.ua/articles/390-xarkovskij-rajonnyj-sud-otmenil-svobodu-slova-dlya-selskix-zhitelej.html, http://pechenegy.org.ua/en/node/59, http://www.lesovod.org.ua/node/4985.

Получается, что причина, почему профессор подал в суд на Викторию Страшко — в том, что она в интервью сказала слово «он», а не, скажем, «Спиридон Спиридонович Спиридонов» (во избежание судебного иска от такого лица сразу скажу, что имею в виду вымышленный персонаж). А «он» — это обязательно Юрий Иванович Караченцев, во всяком случае, такое впечатление складывается после прочтения трех исковых заявлений. Третий иск — к Светлане Крамаренко, жительнице села Октябрьское. Вот что она сказала (цитирую дословно и полностью отсюда: http://www.objectiv.tv/190312/67942.html): «Светлана Крамаренко

жительница с. Октябрьское

Носа вообще нет, нос весь рассеченный. Что дальше? Лежит он все время под капельницами, состояние, конечно, у него не ахти

Светлана Крамаренко рассказывает о том, как двое неизвестных напали на ее мужа. Это произошло неделю назад. Женщина уверена: супруга избили с подачи односельчанина.

Светлана Крамаренко

жительница с. Октябрьское

Подходит к Володе и говорит: «Ну, ты у меня доиграешься». После этих слов прошло буквально две недели, может, и меньше. Вот, он «доигрался»

Светлана Крамаренко

жительница с. Октябрьское

Куда мы ни обращались, куда мы ни писали – везде все сходило с рук. Как он сказал: «У тебя – язык, у меня – карман, все равно будет по-моему»»

Опять причина подачи в суд — слово «он». Но, простите, разве половина 42-миллионного населения Украины не соответствует этому местоимению? Разве только Юрий Иванович Караченцев время от времени появляется в селе Октябрьское, разве только он один подразумевается в легендах и сказаниях, интервью и выступлениях очевидцев?

У Александра Сергеевича Пушкина есть в поэме «Руслан и Людмила» такие строки:

«Он говорит: «Насилу я

На волю вырвался, друзья!

Ну, скоро ль встречусь с великаном?

Уж то-то крови будет течь,

Уж то-то жертв любви ревнивой!

Повеселись, мой верный меч,

Повеселись, мой конь ретивый!».

Теперь детям, рассказывающим этот отрывок в окрестных селу Октябрьскому школах, придется добавлять «мы не имели в виду Юрия Караченцева», дабы оградить себя от очередного искового заявления. Но, увы, даже эти заверения, похоже, не являются стопроцентной гарантией… Или вспомните начало «Преступления и наказания» Достоевского (как приятно порой перечитывать эти вечные строки): «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С — м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К — ну мосту. Он благополучно избегнул встречи с своею хозяйкой на лестнице. Каморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру». Воистину, Бог защитил Достоевского от искового заявления по защите чести и достоинства, забрав его на Тот Свет раньше наступления нашего беспокойного времени!

Однако, целью нашего повествования является не анализ исков господина Караченцева, а защита его чести, достоинства и деловой репутации, поэтому сразу перейдем к этой, гораздо более благодарной теме. Некоторые люди думают, что честь, достоинство и деловая репутация человека отстаиваются только в суде. Это — стопроцентное заблуждение. Свои честь, достоинство и деловую репутацию надо завоевывать своими делами, причем их вместилищем является не расчетный счет самого человека, не его офис или квартира — эти нематериальные сущности вообще не находятся у самого гражданина: они формируются и хранятся в сердцах и душах других людей. Человек, обосновавшийся на необитаемом острове, не имеет ни деловой репутации, ни сколько-нибудь заметной чести или достоинства. Эти сущности появляются у него только тогда, когда рядом с ним возникает кто-то еще, хотя бы Пятница (здесь не имеется в виду ни доктор Караченцев, ни кто-либо из его друзей/знакомых/родственников). Если человек чувствует, что его честь, достоинство и деловая репутация пострадали, то должен искать причины этого в первую очередь в своих действиях, а уже потом — в действиях других людей.

Если верить исковым заявлениям, Юрий Иванович Караченцев чувствует со стороны окружающих не совсем доброе к себе отношение. Знаете, у меня есть стопроцентно верный рецепт улучшения отношения окружающих к этому лицу. Первое, что надо сделать — отозвать иски из судов. Подавая в суд на журналистов и соседей (тем более тех, у кого только недавно случилось несчастье — был избит глава семьи), роста достоинства не добьешься, а судясь с волонтерской экологической организацией «Зеленый фронт», можно вообще заслужить презрение со стороны множества людей. Второе, что следует сделать — покаяться перед жителями сел Октябрьское и Борщевая за все то, что было сделано и сказано ранее, может быть, сгоряча, необдуманно, случайно… Третье — помочь селянам оформить лес в собственность их населенных пунктов, чтобы НИКОГДА он не стал частным. Да-да, я советую гражданину Караченцеву отказаться от своей собственности в лесу (оставим за скобками обстоятельства ее получения), посаженном селянами собственноручно, проявить гражданственность, мудрость и мужество, сделать то, что на его месте сделал бы любой порядочный человек. Четвертое — поговорить с односельчанами по душам, вникнуть в их проблемы, помочь страждущим, утешить отчаявшихся, понять, что звание профессора и даже академика не делает тебя выше по сравнению с теми, кто живет рядом, а, наоборот, налагает дополнительные обязанности и обязательства. И, наконец, пятое — если вдруг в некоем издании/телепередаче/радиопрограмме/на сайте появится публикация, которая покажется господину Юрию Караченцеву оскорбительной/неправильной/ошибочной и т.д. не стоит ждать полгода/два месяца/три недели, не стоит нанимать дорогостоящих юристов и бежать в суд. Достаточно просто обратиться к журналистам/администраторам сайта/руководству телеканала и вежливо (ВНИМАНИЕ! Это важно, именно вежливо), внятно (это тоже важно) и четко сказать, что именно кажется ему неправильным/ошибочным/оскорбительным и попросить это самое убрать/изменить/отредактировать. И все! Так поступают тысячи людей. И автор этих строк делает точно так же. Бывает, на том или ином сайте возникают публикации, скажем так, неверно трактующие слова/действия/мысли членов «Зеленого фронта». Я обязательно связываюсь с журналистами/редакторами и они, чаще всего, бывают мне даже благодарны за то, что я помог им исправить ошибку/неточность/опечатку. И все! И достоинство при этом не страдает, и честь не тратится. Не говоря уже о деловой репутации.

И еще одно. Сайт «Зеленого фронта» существует для того, чтобы публиковать информацию природоохранного содержания. Мы все, члены «Зеленого фронта», волонтеры. В свободное от работы время мы занимаемся общественной деятельностью: садим деревья, защищаем леса и реки, объясняем людям, почему нужно охранять природу и так далее. Господа, не рубите деревья, не осушайте болота, не добывайте в лесах полезные ископаемые, не нарушайте экологические законы — и информация о вас никогда не возникнет на нашем сайте. Наоборот, если вы будете охранять природу и делать что-то хорошее для окружающей среды (кроме производства естественного удобрения, разумеется) — мы еще и публично похвалим вас за это!

Олег Перегон, «Зеленый фронт»

Постановление суда. Дело будет слушаться 18 сентября 2019 года. Странновато...

Постановление суда. Дело будет слушаться 18 сентября 2019 года. Странновато...

3 комментариев к Слово в защиту человека с ущемленным достоинством

  • Аутсайдер

    Дата суда интересная 18 сентября 2019 г. До этого ещё дожить надо…

  • sbalu

    По ссылке – интересный материал, из которого понятно, как защититься от любых судов по клевете.
    http://roadcontrol.org.ua/node/1355

  • ЦВЕТОК ПАПОРОТНИКА

    Да. У Юрия Ивановича Караченцева, НЕЖНОЕ, достоинство! Как и полагается каждому чуткому, настоящему врачу!

Оставить ответ

 

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>