Архив новостей

Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Наши баннеры

Баннерообмен:

Правила комментирования

Присоединяйтесь к нам:

Острые углы «круглого стола»

Выступление Сергея Разметаева

Выступление Сергея Разметаева

В одном из самых фешенебельных отелей города Харькова на днях компания «Royal Dutch Shell» презентовала свое сотрудничество с общественными организациями в области подготовки добычи «нетрадиционных» газов. Увы, пока до полноценного сотрудничества на самом деле не дошло, скорее, наоборот, компания-газодобытчик пытается от общественности отмахнуться.

Карман для общественности

Сланцевые протесты, проходившие в Украине в течение последних 3 лет, были весьма активными. Они охватили не только районы предполагаемой добычи (Ивано-Франковскую, Львовскую, Харьковскую и Донецкую области), но и практически всю территорию страны. Митинги и шествия проходили и в Киеве, и в Керчи, и в Симфорополе, и в Николаеве. Общественности удалось даже добиться проведения двух слушаний в комитетах Верховной Рады, причем экологический комитет принял резолюцию, которая требует пересмотра соглашений с западными компаниями. Тогда компания Шелл обратилась к украинским общественным организациям с предложением, мол, последите за нашими действиями, мы согласны с тем, чтобы вы нас контролировали. Однако из этого ничего не вышло. Ведь никаких обязательств при этом газовики не несли, а общественники, в их понимании, должны были ходить болванчиками за сотрудниками и не иметь никаких прав. В прошлом году «Шелловцы» решили зайти с другой стороны: объявили конкурс и предложили общественным организациям участвовать в нем, мол, выигравшие смогут контролировать состояние окружающей природной среды. Честно говоря, немного организаций откликнулось на это предложение, которое было сделано через фонд «Восточная Европа». Оно и понятно: потерять репутацию можно мгновенно, а вот получится ли в чем-то убедить импортных бизнесменов — вопрос.

Как бы то ни было, конкурс выиграло четыре организации, одна из которых (всемирно известная экспертная общественная организация «Мама-86»), узнав условия спонсоров, от дальнейшего участия с возмущением отказалась. Среди тех, кто пошел на сотрудничество с фондом и его спонсором — харьковский филиал «Всеукраинской экологической лиги», краматорский «Фонд развития громады», который раньше экологичекой проблематикой практически не занимался, и малоизвестное донецкое природоохранное движение «Джерела».

На презентации в Харькове руководитель областного филиала «Всеукраинской экологической лиги» Сергей Разметаев честно признался: «Сделали все, на что хватило выделенных денег и весьма огриниченного времени». Задачей экологов было составление карты природоохранных территорий на Юзовском лицензионном участке, где компания «Шелл» планирует добычу сланцевого газа. А непосредственным исполнителем этой работы стал известный ученый-зоолог, кандидат биологических наук из Национального природного парка «Гомольшанские леса» Сергей Влащенко. Составители документа постарались внести все известные заказники и памятники природы, говорят, отметили даже те территории, которые еще не оформлены, а только зарезервированы государством для организации заповедников. Сергей Разметаев говорит, что, объезжая территорию (а это больше пяти тысяч квадратных километров), они выясняли также, где находятся места массового отдыха, облюбованные местными жителями рекреационные зоны. Отмечали и их, ведь появление буровых вышек в таких местах может вызвать социальный взрыв.

Правда, результаты своей работы участники этого гранта так и не представили. Гостям презентации была подарена красочная брошюра с некоторыми фрагментами, полная же документация досталась компании «Шелл» и облгосадминистрации. Вопрос, как общественность сможет проверить правильность составления карты, а затем — соблюдения газовщиками этих «запретов», повис в воздухе.

Так же обстоит дело и с краматорскими общественниками. Их задачей было проведение анализов воды в реке Северский Донец, которая протекает через зону предполагаемой добычи сланцевого газа, а также в нескольких притоках этой водной артерии Украины. Активисты нашли подрядчиков — лабораторию Северско-Донецкого бассейнового управления водных ресурсов (город Славянск), заказали исследования. Специалисты взяли пробы и представили результаты анализов. Несколько страниц книжки, изданной «Шелл», посвящено именно этому. Казалось бы, все в порядке. Но подождите! Эта же самая лаборатория уже больше десятилетия регулярно проводит анализы воды в тех же самых точках! И делает это за государственный счет, собственно, для того она и создавалась. Известно, что компания «Шелл» выделила на этот проект 50 тысяч гривень, то есть государственная лаборатория через общественную организацию получила дополнительное финансирование за выполнение державой поставленных задач?! А в чем была роль общественности? Как признал председатель «Фонда развития громады» Станислав Черногор, его коллеги просто ходили за лаборантами и наблюдали, как те работают. Ни в кодировании, ни в транспортировке образцов они участия не принимали, даже ошибки лаборантов не исправляли, так как не имеют опыта подобной деятельности.

Больше того, набор анализов, проведенных в ходе исследований, не позволит в будущем зафиксировать загрязнение окружающей среды от деятельности фрекеров, так как самые распространенные при неудачном фрекинге вещества (метан, радионуклиды, этиленгликоль, толуол, бензол и так далее) не исследовались в отобранных образцах. Нет и программы дальнейшего продолжения наблюдений, никакой уверенности в том, что общественникам представится возможность повторить анализы после проведения гидроразрывов, чтобы сравнить показатели. Больше того, места взятия анализов выбраны такие многоводные, что должна произойти космических масштабов катастрофа, чтобы в этих гигантских объемах воды стали заметны загрязнения…

Ну, а Природоохранное движение «Джерела» разыскало в Славянске заброшенные соляные шахты. Опять таки, нет уверенности, что обнаружены все, что компания Шелл не будет бурить рядом с этими шахтами и не спровоцирует тем самым экологическую и гуманитарную катастрофу.

Мероприятие в гостинице было названо «Круглым столом», и все мы знаем, как организуются такие акции: заглавное выступление, несколько фактов — и свободная дискуссия, возможность обсуждения, высказывания своего мнения независимыми специалистами. Увы, стиль компании «Шелл» совершенно другой: длительные, по максимуму затянутые рекламные выступления представителей самой фирмы, а также привезенных ею специалистов, а потом — несколько минут на вопросы под постоянные окрики, мол, опаздываем, торопимся, нет времени. В результате многие пришедшие на встречу специалисты не смогли и слова сказать, а тех, что успели, постоянно торопили. Хотя ни Разметаев, ни Черногор не ответили утвердительно на вопрос о том, считают ли они, что можно безопасно добывать сланцевый газ в Украине. И на том спасибо.

Тем временем, заметив, что диалог с представителями компании здесь, в Украине, не получается, украинские природоохранники «протоптали тропинку» в Голландию, на совет акционеров компании Шелл. Всем акционерам наши энтузиасты раздали фильм, снятый о деятельности их компании здесь, в Украине. Голландцы были шокированы неожиданными открытиями. Не осталась равнодушной к проблеме фрекинга в Украине и ООН, которая с этого года начала обращать все большее внимание на факты возможных нарушений прав человека при разведке и добыче нетрадиционных газов. А на днях в США состоялось вручение Голдмановской премии, так называемой «Нобелевской премии для экологов». Обладательницей этой престижнейшей награды стала Хелен Слотж, жительница штата Нью-Йорк, которая с 2009 года ведет борьбу с фрекингом, помогает населенным пунктам США запрещать на своих землях добычу газа этим способом. Это — первое в истории антифрекинга официальное признание на таком высоком уровне. Нельзя не отметить, что полученную премию (750 тысяч долларов) Хелен решила потратить на посещение всех стран мира, где американка собирается рассказать об опасностях сланцевой добычи. К сожалению, свой визит в Украину она вынуждена была отложить из-за ситуации на Донбассе.

Контраст между «участием общественности» в США и «участием общественности» в видении компании «Шелл» очевиден. Будем надеяться, что диссонанс прекратится, и наше общество и экспертные круги все-таки получат возможность контролировать ситуацию с добычей нетрадиционных газов, принятием законодательства и стандартов, отслеживать деятельность компаний. Иначе нам придется повторить путь США, где от полной вседозволенности методом проб и ошибок, человеческих страданий и даже смертей газовая отрасль перешла к тотальному контролю государства за добытчиками, разработке все более жестких запретов и ограничений.

Газ-два-три, газ-два-три

Тема сланцевого газа сегодня особенно популярна в нашей стране. Одни считают это полезное ископаемое чудо-шансом для страны, другие — видят в нем погибель для сельского хозяйства, водных запасов и курортологии. Одни связывают с ним надежды, другие — опасения. Попытаемся разобраться, что же такое этот загадочный газ, о котором столько судачат.

Откуда ноги?

Традиционное газовое месторождение представляет собой, вульгарно говоря, пещеру, находящуюся глубоко в недрах и наполненную собравшимся под большим давлением газом. Достаточно просверлить скважину в эту «пещеру» и «голубое топливо» под действием собственного давления устремится наружу. Если же мы рассмотрим месторождение сланцевого газа или газа уплотненных песчаников, то там все по-другому. Газ содержится в мельчайших порах твердой, похожей на бетон породы. Если эта порода однородна, ее называют уплотненным песчаником, если же в ней высокая сланцеватость (слоистость) — говорят о сланцах. Вообще, согласно теории, этот газ, заключенный в микроскопические пузырьки, со временем мигрирует в сторону поверхности, где-то по пути «натыкается» на непроницаемую породу, например, глину, и формирует традиционное месторождение газа. А пока этого не произошло, бурение скважины к месту залегания такого газа само по себе ни к чему не приводит: вещество выходит лишь из разрушенных буром микропор, даже соседние с разрушенными пузырьки газ не отдают: они герметичны, да и газ растворен в керагене, вязком органическом веществе. Чтобы добыть газ, надо так разрушить породу, чтобы микропузырьки соединились между собой трещинами. А используется для этого метод фрекинга — разрыва породы мощным давлением.

Каждый, кому приходилось иметь дело с бетоном, понимает, насколько гигантской должна быть сила удара, которая превратит монолит в пронизанный трещинами рыхлый материал. Чтобы это сделать, газоносный «бетон» (уплотненный песчаник или сланец) пронзают скважиной, которая бурится не вертикально, а горизонтально или с наклоном. Затем мощными взрывами провоцируют зарождение трещин. И уже после этого применяют фрекинг — гидроразрыв пласта, в ходе которого жидкость под колоссальным давлением (1500-3000 атмосфер) осуществляет гидроудар по породам, пронзенным скважинами. Затем жидкость, которая использовалась для удара, откачивается, и наверх идет газ.

Разумеется, наш рассказ — это попытка простым языком объяснить сложные вещи. Есть нюансы, которые при таком упрощении даже не раскроешь. Например, такой: если провести гидроразрыв пород одной только водой, порода сразу же «схлопнется» как только мы начнем откачивать воду. И газ выходить не будет. Поэтому в раствор для фрекинга добавляют проппант — песок и мелкие керамические гранулы. Их роль — застревать в трещинах породы и не давать им схлопываться. В насыпании песка в воду сложно усмотреть что-то опасное. Но минуточку: песок в воде должен… плавать. Да-да, иначе он весь выпадет в осадок и не распределится ровными долями по всем уголкам разрываемой породы. Чаще всего для такого изменения свойств воды используется гуаровая смола, которая безопасна, и полиакриламид, который при воздействии природных факторов легко разлагается на акриламид, в свою очередь, последний токсичен, поражает нервную систему, печень и почки, легко проникает в организм человека даже через кожу, вызывая негативные последствия. Но и это еще не все. Ученые выделили до 100 групп веществ, добавляемых во фрекинг-жидкость с различными целями (предотвращение ржавения труб скважины, «цветения» воды, слипания песчинок, загустения раствора и так далее). Среди этих веществ выделяются как токсичные, так и тератогенные (вызывающие рождение дефективных младенцев), канцерогенные (провоцирующие возникновение онкологических недугов), опасные для природы и здоровья людей химикаты. Научно доказано, что применение метода фрекинга провоцирует возникновение землетрясений, в США зафиксированы случаи загрязнения территорий вокруг скважин различными химическими веществами, например, сероводородом. Было несколько крупных скандалов, связанных с радиационным загрязнением (ведь наши недра на больших глубинах радиоактивны).

Разумеется, как только представители сланцевых компаний появились в Украине, экологи страны стали бить тревогу. Кстати, украинское антифрекинговое движение стало частью европейского, а то, в свою очередь, поддерживает тесный контакт с общемировым движением, зародившимся (как и сам метод фрекинга) в США. Разумеется, компания Шелл, которая выиграла тендер на разработку Юзовского лицензионного участка (расположен в Харьковской и Донецкой областях), где ученые подозревают наличие сланцевого газа или газа уплотненных песчаников, решила во что бы то ни стало завоевать симпатии общественности.

Сланцевый газ через призму документов

О горючих сланцах известно давным-давно. Еще в первой половине ХІХ века были сделаны первые попытки добычи сланцевого газа, а сами горючие сланцы человек начал использовать и того раньше. Но по сравнению с другими видами ископаемого топлива, это — очень низкокалорийно и труднодобываемо. Поэтому долгое время интерес к нему был чисто академическим. Лишь в 2002 году американская компания «Девон Энерджи» на сланцевом месторождении Бартнет в Техасе впервые применила новый метод добычи газа — фрекинг, сочетающий в себе гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение.

С этим вопросом связано множество спекуляций, поэтому остановимся на нем подробнее. Очень часто пропагандисты добычи сланцевого газа говорят, что метод гидроразрыва пласта известен с незапамятных времен. И действительно, первый раз он был применен в 1947 году американской компанией «Холлибартон», а в бывшем СССР этот метод используется с 1953 года. С тех пор в мире было проведено несколько сотен тысяч таких операций. Но общего с фрекингом у этого гидроразрыва очень мало — лишь название и некоторые основные принципы. А потому, чтобы пресечь все спекуляции и обманы, 12 ноября 2012 года Европарламент в свою резолюцию по данному вопросу вписал пункт «Е», которым констатировал, что гидроразрыв пласта на традиционных месторождениях и фрекинг для добычи нетрадиционных газов — разные по воздействию на окружающую среду процессы.

Первыми с «сюрпризами» сланцевой индустрии столкнулись США. Тысячи людей получили удар по здоровью или по бизнесу (особенно пострадали аграрии). В результате и на федеральном уровне, и в отдельных штатах приняты довольно жесткие ограничения для добычи сланцевого газа. А на уровне государственных ведомств, охраняющих окружающую среду, введены строжайшие стандарты, касающиеся экологической безопасности. Тем не менее, четыре штата и более ста населенных пунктов в США запретили фрекинг на своей территории. Причем в этом году Верховный Суд США подтвердил их на это право.

Протесты против добычи сланцевого газа идут повсеместно, где его добывают или разведывают: США и Австралия, ЮАР и Польша, Великобритания и Румыния. Франция полностью запретила фрекинг, введя за его применение уголовную ответственность, Англия на год вводила мораторий на этот способ добычи, а сняла его только после принятия жесточайшего законодательства. Австрия фрекинг не запрещает, но допускает его проведение только с применением трех компонентов: воды, песка и кукурузного крахмала. Фактически запрещена добыча этого газа и в Германии. А в Канаде ряд территорий запретил водный фрекинг, отдав предпочтение безводному (пропановому), при применении этого способа роль воды «играет» сжиженный пропан.

Большую тревогу высказала по поводу метода фрекинга самая авторитетная экологическая организация планеты — Международный союз охраны природы, который имеет статус наблюдателя при Генеральной ассамблее ООН, она в 2012 году издала Резолюцию №90, которой призвала все страны мира к «безусловному запрету использования метода фрекинга вблизи основных запасов питьевой воды, в районах сейсморазломов, районах с дефицитом питьевой воды, природоохранными объектами». Подчеркнем, что этот Союз объединяет ученых-экспертов из 181 страны мира, членами МСОП являются 78 стран, 112 правительственных и 735 общественных организаций.

А в ноябре 2012 года Европарламент принимает две резолюции. В одной — полностью запрещает водный фрекинг в водоохранных зонах и районах шахтной добычи угля, запрещает захоронение загрязненных вод в толще недр, требует постоянного контроля государств за такими работами. Вторая резолюция не просто запрещает засекречивать состав фрекинг-жидкости в Европе — она требует регистрировать каждое вещество, которое газовики собираются добавлять в свой «коктейль» регистрировать в Европейском химическом агентстве, причем условие регистрации — доказательство безопасности субстанции для природы и человека.

В Украине и в мире прошло множество конференций, семинаров, конгрессов, на которых специалисты самого разного уровня приняли резолюции, касающиеся этой проблемы. Все они требовали, как минимум, принятия жесткого законодательства, которое бы если не запрещало, то, по крайней мере, жестко регламентировало фрекинг в Украине. А в 2011 году наша страна обратилась к США за разъяснениями по поводу сланцевого газа. USAID (Агенстсво США по международному развитию) наняло лучших специалистов мира, которые исследовали украинские реалии. 1 мая 2012 года вышло многотомное исследование под названием «Сланцевый газ Украины», в котором целых два тома посвящено вопросам экологической безопасности. Международные эксперты выявили более 50 ошибок и несоответствий в украинском законодательстве, которые мешают обеспечению безопасности сланцевых объектов, а также подготовили ряд предложений по написанию законов, которые бы защищали население и территории, заставляли газовиков работать безопасно.

Летом 2012 года харьковская общественная организация «Зеленый Фронт» собрала на волонтерских началах более 40 специалистов различных отраслей знаний (химиков, экологов, геологов, гидрогеологов и так далее). Рабочая группа за несколько месяцев ознакомилась с информацией по данной теме, законодательством, принятым в разных странах мира. 12 ноября 2012 года эта рабочая группа обнародовала «Критерии техногенной и экологической безопасности при добыче газа методом фрекинга», которые были приняты научно-практическим семинаром, прошедшим в Харькове. Впоследствии множество научных и общественных конференций, съездов и т.д. рекомендовали эти критерии украинским Парламенту и Правительству как основу для разработки отечественного законодательства и нормативов в области добычи нетрадиционных газов.

Увы, ни одна из вышеперечисленных норм не вошла в отечественное законодательство. Добыча сланцевого газа не нормируется в Украине практически никакими законами, стандартами или нормативами…

Олег Перегон, «Зеленый Фронт», черновик статьи, написанной для журнала «Губерния»

Оставить ответ

 

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>